October 18th, 2017

Глупый пингвин

Мощь и величие: Председатель Си и бурный рост социализма с китайской спецификой


Пекин, 18 октября /Синьхуа/ --
Со времени вступления социализма с
китайской спецификой в новую эпоху противоречие между постоянно растущими потребностями народа в прекрасной жизни и неравномерностью и неполнотой развития уже стало основным противоречием китайского общества, заявил в среду Си Цзиньпин, выступая с докладом на 19-м съезде КПК.
Более 60 млн жителей Кита
я были избавлены от бедности за минувшие пять лет, заявил в среду Си Цзиньпин, выступая с докладом на 19-м съезде КПК.
(.......)


Collapse )
Buy for 20 tokens
Buy promo for minimal price.
Самсон

Мои твиты

Приватизация

Гарант русской революции


        Гарант есть гарант, но тот гарант, который пользуясь своим узурпированным верховным статусом, гаратирует своим друзьям и партнёрам режим полного и всестороннего удовлетворения постоянно растущих потребностей, это не тот гарант, который действует в интересах всех граждан России на общественное благо и гарантирует народу, от лица которого он выступает, соблюдение принципа верховенства права, справедливости, объективности,  в вопросах как законотворчества, так и правоприменения.
         В отсутствие дееспособного контитуционного суда,  понимание гарантом духа и буквы конституции, монаршии трактовки  конституционных норм, по сути своей,  стали источником государственного права РФ, а регулярные и грубые злоупотребление конституционным правом высшим фактическим сувереном и узкой группой приближённых - нормой. Всё друзьям, остальным закон, причём приватизированный, путинский закон, который, что дышло: куда х**ло поворачивает, туда и выходит.
      По общему правилу, в силу конституционной доктрины, орган, принявший противоправный закон\законы теряет легитимность. Когда концентрация монарших хотелок, в виде крымнашей, развязывания различных войн, терактов, прямого и косвенного ограбления народа и прочих бредовых и противоправных законов и указов президента, что фактически одно и тоже, а также сонм НПА, принятых в их исполнение, превышает все мыслимые пределы, терпение народа лопается, наступает революция, люди выходят на улицы российских городов, стихино организовываются и скидывают опостыливший режим!
Collapse )
Самсон

Неправые правые

Оригинал взят у ikhlov_e_v в Неправые правые
Иосиф БродскийПохожее изображение
Похожее изображение








В замечательных мемуарах Салмана Рушди "Джозеф Антон" https://www.litmir.me/bd/?b=163111&p=1  встретил воспоминание о первом эпическом "баттле" русских либералов с восточноевропейской эмиграцией. Это произошло 31 год назад на конференции, посвященной центральноевропейской культуре, на которую впервые выпустили советских писателей.

И там немедленно произошло пророческое событие - советские писатели, вместо того, чтобы дать отпор антисоветчине эмигрантов, немедленно создали блок (сейчас бы его назвали "Коалицией Русского мира"), и это блок обрушился на "русофобствующих" эмигрантов из соцстран. Прежде всего, советские писатели не стали поддерживать идею своего участия в борьбе с коммунизмом.

Так, Татьяна Толстая четко заявила, что в своем пространстве бесконечной внутренней свободы она свободна от любого тоталитаризма.
Бродский дал понять, что Запад (политикой уступок СССР и левым партиям) "предал западные идеалы", которым верна только русская эмиграция с ее лозунгом "Холодная война до победного конца".
Однако Бродский сделал потрясающее для 1986 года предвидение - свободу Восточной Европе принесут "тектонические изменения" в СССР.

Хотя, разумеется, огромный вклад в события 1989 года внесла вышедшая в мае 1988 года из подполья "Солидарность", но именно кризис в СССР, весеннее "углубление перестройки" 1988 года, а потом и разворачивание общественной борьбы с КПСС, помешали Горбачеву так же угрожать Польше вторжением, как это делал Брежнев в 1981 году.

Но упрекающие в совершенно нынешних "либеральных" выражениях Россию в вечной обреченности на рабство, деспотию и имперство эмигранты из соцстран явно были очень удивлены сообщением, что через три года ссыльный академик Сахаров будет возглавлять легальную антикоммунистическую фракцию в советском "парламенте".

Однако когда восточноевропейская эмиграция указала на то, что отказ их русских коллег (и советских, и "антисоветских") каяться за имперскую политику указывает на органическую приверженность русской либеральной интеллигенции имперству, то они также многое предвидели - в т.ч. "крымнашизм".

Но самый интересный спор на той конференции был о наименовании региона "между Россией и Германией". "Русской коалиции" категорически не нравился термин "центральноевропейцы" применительно к соцстранам.

Они хотели их по-прежнему звать "восточноевропейцы". Ровно из тех же соображений, почему отстаивается право говорить и писать "на Украине", а 28 лет назад злобу вызывало появление второй буквы "н" в окончании названия столицы Эстонии.

В верности понятию "Восточная Европа" явно были отголоски концепции культурных кругов Данилевского, включившего поляков и чехов в общий цивилизационный ареал с Россией. Кроме того, это еще и намекало на общность исторической судьбы - вместе в коммунизм сваливались, вместе и выбираться. Однако для тех самых поляков, чехов и венгров "восточное" - это было тавро советчины. Типа, отстань от меня со своей любовью, Буратино, я уже вся в занозах.

Тут парадоксально, но затем и западные историки и социологи отказались считать бывшие соцстраны "центральноевропейцами", как небуржуазные, нелиберальные нации, как принадлежащие к "восточному варварству". Войдя в Литву, Наполеон, как мы помним, воскликнул: "Вот - татарские степи!"

Для чешской, польской и венгерской эмиграции, перефразируя римское изречение, "с Востока - Тьма". Для "русского блока" такое отношение соседей по баракам коммунистического лагеря было предательством. Через 6 лет это отношение будет перенесено на Украину. Потому что была очень красивая идея - заменить в качестве общего идеологического зонтика отживший коммунизм - консервативным антикоммунизмом.

Пройдет еще четверть века после той конференции, и путинизм будет старательно и очень успешно создавать альянс антилиберальных правопопулистских националистических сил Европы.

Мне очень жаль, что работа норвежца Инвара Нойманна "Использование "Другого": Образы Востока в формировании европейских идентичностей" вышла значительно позже. Потому что рациональную часть полемики можно было бы снять, ползуясь введенным им термином "Восточноцентральная Европа" (East-Central Europe).

Дам свое понимание этого понятия. Центральная Европа (Германия, Австрия) - это второй эшелон модернизации, контрастный с первым (Англия, Франция, Нидерланды). Италия, Испания, Балканы, Венгрия, Чехия, Польша - не просто зона третьего эшелона модернизации, но и зона контрреформации. А вот восточнее расположен не просто четвертый эшелон модернизации, но и зона соперничества Европейской (материнской) и Русской (дочерней) локальных цивилизаций, такой лимитроф. В этом смысле Польша, Финляндия, Балтия были первым рубежом сопротивления русской империи и русской цивилизации.

Одновременно Польша и Чехия были рубежом сопротивления германизации.

И именно такое двустороннее давление сформировало феномен центральновосточной европейскости. А вот более восточным территориям роль антироссийского цивилизационного фронтира выпала позже. Они формировались не только в условиях модернизации европейскости, но и в условиях стремления в европейскость из русскости. Это относится к Беларуси, Украине и Грузии - западным частям Северовизантийскости (который и есть на самом деле "Русский мир").

И этот ареал я бы выделил в собственно Восточную Европу. Тут необходимо отметить, что Литва, Беларусь, Словакия и Украина должны были защищаться и от давления центральновосточников - Польши, Чехии и Венгрии, сделавшихся малыми империями.

Я полагаю, что в перспективе, когда вестернизация Русской цивилизации сдвинет ее в Восточноевропейский регион, то Восточная Европа соответственно станет Центральновосточной, а бывшие соцстраны будут признаны западно- и североевропейцами в качестве "центральных". Германско-итальянский же пояс будет признан Западноевропейцами. Разумеется, необходимо оговорить, что Испанию-Каталонию и Португалию нельзя механически отнести к Южной Европе. Скорее тут необходимо, особенно учитывая, что Испания (только) лишь четыре десятилетия назад отбросила концепцию особого испанского (антифранцузского) пути, ввести понятие Западнозападной Европы, потому что остальная Южная Европа - Италия-Сицилия, Словения и Хорватия - идеями особого пути и противопоставления себя "западности" никогда не страдали.

В качестве послесловия еще скажу немного о феномене постмарксистскости как очень важном элементе современной русской ментальности, отделяющей ее от от общего поскоммунистического ареала.

Давно описан и изучен феномен постсоветскости, посткоммунизма (он же - "совок") - привычка к деспотии, к страху к перед властью, к обезличенности, неприятие правовых и либеральных ценностей, готовность к сословности (т.е. неравномерному распределению правового статуса), неуважение к человеческому достоинству.
Строго говоря, это - рудименты традиционализма (средневековья).

Но я бы дополнительно привлек внимание к феномену постмарксизма. Этим термином я обозначаю предельный (ленинский) цинизм политического анализа. Весь привычный набор: все делают только то, что выгодно; миром правят выгода и борьба за власть, которая в свою очередь не имеет моральных или правовых ограничений ("беспредельная"), и является формой борьбы за ресурсы. Туда же надо отнести совершенно прикладное отношение к культуре, праву и идеям.

Для управления социумом полезно иметь идеологию. Она должна быть зонтичной (всеобщей), и поэтому допустимо принудительное ее насаждение (индоктринация) и криминализация ее критики).

А вот ее содержательная сторона не имеет никакого значения - если она легитимирует власть и оправдывает политику, создает поддержку власти, то совершенно неважно, что это - социализм, монархизм, православие, сталинизм... Главное - общий тренд на консерватизм и архаизацию.

Или, если для "государственной пользы" бывает необходимо нейтрализовать отдельные социальные процессы или отдельных лидеров общественного мнения, то это надо сделать, какими бы юридическими формальностями те ни обосновывали законность своих действий и высказываний. Потому что юстиция - это "надстройка" на "базисе" (реальном контроле над властью и ресурсами).

Самый последний пример - это даже не преследования за непрерывно изобретаемые "экстремизмы", а запреты на обсуждение тем прав сексуальных меньшинств, объясняемые необходимостью исправления демографии.

Постмарксистский мир - это царство запредельного цинизма и социальной атомизации. Парадокс в том, что, во-первых, такой подход часто оказывается наиболее адекватным при разгадывании причин политического и социального действия, а, во-вторых, воспринимается как "воплощенная духовность", потому что следуя алгоритму гиперполитизации любые действия обосновываются идеологической демагогией.



Каспаров.Ru: "Неправые правые. Евгений Ихлов: Постмарксистский мир - царство запредельного цинизма и социальной атомизации"; 18-10-2017

http://www.site101.mir915bcf08b.comcb.info/material.php?id=59E77F8B96387